УВИДИМСЯ СКОРО:

9 ноября 2010 г.

Диана Арбенина: «Хочу, чтобы людей не одурачивали»


Есть люди-холсты, а есть люди-краски. На первых жизнь рисует свои узоры, вторые сами расцвечивают всё, к чему ни прикоснутся. Диана Арбенина – целый набор красок. Она окрашивает собой любое пространство – будь то концерт, радиоэфир или телепроект. Поклонники привыкли, что Ночной Снайпер" Диана всегда затянута в джинсу и кожу. Терпеть не может сантиментов и может даже выругаться со сцены. Перед сахалинцами предстала - интригующе чувственная женщина, чья тридцать пятая осень пришла с новыми нотками — в голосе, новыми образами и новыми желаниями. Диана Арбенина, кажется, уже ничего не боится — и парит в воздушных потоках жизни и творчества с видимым удовольствием.    
 [видео под катом]

Об увлечениях
 – Я не понимаю что такое «творческий продукт». У меня никогда не было такой… гонки за песнями. Я даже никогда не замечаю, сколько их пишу. Пишу – и пишу… Единственно, что меня постоянно куда-то «уносит»… Например, в какой-то момент мне вдруг понравилось рисовать. Вот я рисовала со страшной силой с утра до ночи. Писала стихи – тоже с утра до ночи. Так может, на самом деле, продолжать и продолжать. Вот, например, ещё немножечко, и я могу загореться тем, чтобы приехать на лыжах покататься в Южно-Сахалинск. Мне сказали, что здесь зимой – отлично. Значит, я буду кататься на лыжах с утра до вечера.

О малодушии и совести
– За свободу надо бороться, конечно. Безусловно. И начинается она с того, что ты просыпаешься каждое утро и должен делать то, что ты делать хочешь. Я не говорю сейчас про вседозволенность. Я говорю, что если, ты чувствуешь, что должен сказать или возразить, то нужно это делать. И каждое малодушие ведёт – к тюрьме. К внутренней тюрьме. У меня, как у любого человека, очень много было попыток как-то «завернуть в другую сторону», но – ничего не получается. Потому, что пока есть совесть, пока есть некая «северная хорда», а во мне она действительно очень живучая, по-другому – невозможно.  

О россиянах
– Наша страна, я имею в виду – народ, всегда жила «в тисках»… Бытует мнение, что народ так и надо держать. Но мне эти принципы абсолютно не близки. Все- таки хочется воспринимать народ – народом и людьми, а не быдлом. Если быдло, то свобода, конечно же, не нужна. Мне хотелось бы, чтобы людей уважали. Чтобы им доверяли больше. И – не одурачивали.  

О любви
- Любовь меня никогда не разрушала. Я просто не верю то, что она может разрушить. Но если ты – слабак, то тебя может разрушить всё: начиная с водки. А если подходить к жизни «с открытым забралом», то, конечно, любовь – это то самое, без чего вообще ничего не существует. И – песни не пишутся…

О высшем образовании
– Моя мама считала всегда, что девочка должна – получить высшее образование, и пойти работать. Вот девочка высшее образование - бросила. После 3-го курса. Я узнала, что такое Санкт-Петербург и всё…. На этом моя карьера закончилась. Хотя я закончила потом питерский университет. Но зачем… Зачем, непонятно, пополнять ряды бездарных учителей. Я лучше буду заниматься тем, что я умею. Что я хочу делать. Я имею ввиду – петь.

О кайфе
– У меня ничего не изменилось в душе. Абсолютно. Я как рвалась, так и рвусь. Я как завоёвывала, так и завоёвываю. Я как боялась выходить на сцену, так и боюсь. У меня постоянно в жизни такой хороший творческий мандраж. Я как писала песни, также их и пишу. Поэтому я, в принципе, не могу сказать, что что-то изменилось. Другое дело, что раньше я легче перенесла бы – смену часовых поясов. Теперь приходится отсыпаться. А что касается начала… (творческой деятельности). Начало было довольно тяжёлым. Но в этом был кайф. И он до сих пор остаётся.

 О зрителях
- Мои зрители – очень разномастная аудитория. От 12-ти лет до 65-ти. И это очень здорово. Мне так нравится смотреть на людей в зале. Потому, что они – очень непохожи. Просто абсолютно. Есть какие-то «зелёные» абсолютно ребятки. Есть… учёные мужи. Есть бабушки. Хорошие люди. Не тупые.  

О счастье
– Я пою людям. И я выхожу на сцену для того, чтобы объяснить им, как и что я чувствую. Если им это интересно – они приходят. И мне, конечно, очень здорово, когда идёт отдача. Когда они понимают меня. Получается такая энергия… Такой кокон… И все счастливы после концерта. Порой – даже слишком.

О детях и времени
- Не смотря на то, что меня сейчас дома ждут двое 8-ми месячных детей, всё равно мне нравятся гастроли. Вы знаете, у меня есть друг. Чулпан Хаматова. Она говорит: ты не забывай о том, что это – тоже наше время. Нельзя себя на 200 процентов сейчас посвящать детям. Конечно, я тоскую по ним. Но если ты понимаешь, что хочешь согласиться на вот эти дальневосточные концерты, нужно соглашаться. Нельзя постоянно находиться неусыпно с детьми, если ты понимаешь, что хочешь выйти на сцену. Потому, что это – тоже твоё время. Им, детям, от этого даже ещё лучше: ты приезжаешь – такой шквал любви!!!

О маме и Сахалине
– У меня мама родилась в Поронайске. И мне было очень интересно – что это такое. Я никогда не была на Сахалине. Никогда. Но мне уже хочется вернуться. Потому, что… Это какое-то такое совмещение Владивостока и Магадана. Что-то такое среднее и, опять же, абсолютно своё. Ещё хочется покататься на канатной дороги. Мы сегодня были на подъёмнике, но – не успели. Надо было к вам ехать.

Автор: Александр Туболец



http://www.osoboemnenie.ru/diana-arbenina-hochu-chtobyi-lyudey-ne-odurachivali.php