УВИДИМСЯ СКОРО:

11 октября 2010 г.

Трехтысячный митинг в защиту Петербурга


Трехтысячный митинг в защиту Петербурга


Более трех тысяч человек собрались сегодня у памятника Грибоедову на Пионерской площади на митинг в защиту Петербурга. Каждый второй оратор призывал к смене существующего режима - к смене власти.
Как и в прошлом году, митинг начался с песни "Ночных снайперов".
И бросить не могу, уехать не могу,
В бессилии молчу, от ярости хрипя,
Я драться остаюсь, я буду защищать тебя...
Голосом Дианы Арбениной взывали гигантские усилители под зеленой растяжкой "За Петербург!".
Врёт Фонтанка, людей было, минимум, в три раза больше. Это подтвердили ученые-физики и стражи порядка. Не менее трех тысяч граждан, "очарованных небом" (Диана Арбенина) своего любимого города и не согласных с его исчезновением, вышли на его защиту.

По периметру свои плакаты и стенды развернули с десяток общественных движений и организаций. Здесь граждане-победили с улицы Ивана Фомина рассказывали о своей "технологии победы" под лозунгом "Победили на Фомина! Победим и на Охте!". Обманутые дольщики собирали подписи в свою защиту и рассказывали о своих голодающих. Молодые люди из "Обороны" выставили два сосуда и корзину шариков для пинг-понга - предлагалось проголосовать за выборы мэров или за их назначение. В банке "за мудрое назначение" болтались четыре шарика - банка "за выборы" была наполнена с горкой. "Молодежное яблоко" стояло с гигантской кукурузиной, собранной из черных шариков. "Живой город" приглашал на свой пикет 16 октября, защитники Юнтолово призывали голосовать за сохранение заповедника... Все было очень плотно, креативно и интерактивно: можно было внести свою сотню рублей на борьбу градозащитников, написать свой лозунг, подписать обращение... Из партийных флагов были КПРФ, Справедливая Россия (больше всего), Яблоко. Из общественных движений - ОГФ, Солидарность, Молодежное Яблоко, РНДС, Живой город, Оборона...
Первым дали слово Александру Городницкому. Он записал для митинга свое выступление, лично присутствовать не смог. Небольшая группа молодых людей с плакатиками с изображением знаков вопроса попыталась что-то кричать. Ведущий Максим Резник ("Яблоко") потребовал провокаторов замолчать и призвал стражей порядка прекратить их попытку срыва митинга. Больше местные хунвейбины кричать не пытались. В многотысячной толпе их было практически не заметно.
Городницкий написал для этой акции стихи о Петербурге: "Перед Родиной и богом мы в ответ за него", они стали рефреном митинга.
87-летняя блокадница Людмила Леонидовна Ильяшова говорила о том, что строительство "этой несчастной башни" разделило людей на два стана: защитников культуры и защитников культа денег. А строители пользуются недобросовестными методами, обманывают горожан, не хотят их слушать. Если башню все же построят, Людмила Ильяшова надеется, что у внуков "хватит ума ее разрушить".
Максим Резник все время занимался практической магией и повторял как мантру: "Башню не построят!" или "Не построите!". "Вон посмотрите, даже Грызлов и Жириновский вылезли из окопов со своими репликами протеста - они точно знают, что стрелять не будут... А городские власти с напряжением следят сейчас за тем, что здесь происходит, и боятся. У нас, в отличие от них, есть любовь к Петербургу, мужество и решимость довести дело до конца".
Экс=депутат ЗакСа Михаил Амосов ("Яблоко") напомнил всем, что "уже 4-ю осень подряд мы собираемся на марши в защиту нашего города", а властям - об их личной, персональной ответственности перед городом, страной и миром - за  проект возведения "Охта-Центра" и его продвижение в обход законодательных норм. "В судах, в ЗакСе, в правительстве города уверяют, что наши права не нарушены. Это надо понимать так: не лезьте, не ваше дело. Я думаю, это наше дело! Все, что делается в нашем городе и в нашей стране - это наше дело! И мы сделаем так, что другие люди будут сидеть в креслах губернатора, президента и премьера!" - сказал Михаил Амосов и призывал всех продолжать бороться "за настоящую демократию".
Дмитрий Линов из "Живого города" сравнил действующие власти с оккупационной армией. В том, что участников митинга всего несколько тысяч, а не несколько десятков или сотен тысяч, Линов обвинил всех собравшихся: "2/3 Петербурга против строительства Охта-Центра. Где эти люди? Почему здесь нет этих 3,5 миллионов граждан?.. Это зависит от всех вас, а не от организаторов. Прийти на митинг - это только полшага".
Юрий Мамин сказал о том, что по закону композиции 400-метровая башню перетянет на себя все и убьет город, всю его воспетую Пушкиным стройность и строгость. Он также предупредил исполнительные власти страны об их ответственности и о том, что про них будут говорить "это те, в чью эпоху изуродовали город Петра". А на самом деле надо говорить, что "амбиции властей очень невелики - башня на сегодня хиленькая, стандартная. Вот если бы они предложили ее высоту в километр..." В конце своей речи режиссер сказал, что, несмотря на большое разочарование, должны оставаться надежда и мужество, и предложил, по примеру идеи переноса церетелевского Петра в Петербург, перенести башню Газпрома в центр Кремлевского ансамбля в Москве.
Михаил Новицкий (СП Бабай, Зеленая волна) поздравил всех с праздником - Днем защиты города. Начал он с того, что он не политик, а "зеленый, вернее позеленевший". Новицкий признался в своем "восхищении" Валентиной Матвиенко: "Боги, за что вы так наказали эту прекрасную женщину? Кто внушил ей мысль о том, что она должна быть губернатором?.." По мнению Новицкого, Валентина Ивановна "занимается не своим делом", он попросил ее "оставить губернаторское кресло" ради лучшей участи, которая дана ей природой. Особенно актуальна эта просьба сегодня, после отставки Лужкова: лидеру "Зеленой волны" не хотелось бы видеть у позорного столба прекрасную Валентину Матвиенко. "СП Бабай" спели две своих песни - "Воровское сиртаки", специально посвятив эту песню городскому правительству, и "Это наш город!" - хором со всем митингом ("Он живой! Не печалься, мы с тобой!..") - и в конце тоже призвали "гнать в шею подлецов".
Ветеран гардозащиты, действующий депутат ЗакСа, археолог Алексей Ковалев говорил об успехах. Он считает, что ситуацию с "Охта-Центром" удалось сдвинуть на общероссийский и мировой уровень. Ковалев надеется на справедливое решение Верховного суда при рассмотрении жалоб на решения городского суда по "Охта-Центру". Депутат напомнил об активности Росохранкультуры, позиции министра культуры. Затем он сказал об агонии власти, примером которой могут служить сегодня выборы в муниципальном образовании "Звездное", которые должны состояться завтра, 10 октября 2010. "На этих выборах зарегистрирована лишь одна партия - ЕдРо, сам факт выборов был скрыт избирательной комиссией". Депутат Ковалев говорил также о земле - "последнем неприватизированном ресурсе, которые сегодня хапают и пилят". И над этим нет ни судебного, ни парламентского контроля. Все это, как надеется Алексей Ковалев, должно пробудить гражданскую и политическую активность людей и привести к подлинному демократическому процессу. В конце своей речи депутат Ковалев, третьим за митинг, призвал к "смене действующей власти".
Игоря Скляра привело на митинг "большое внутреннее кипение" и осознание того, что градозащитникам необходима весомая поддержка лидеров мнений и культуры. Актер объездил весь мир - подобного Петербургу нет нигде. "Разве что Венеция. Но ей проще - там точно никому не придет в голову в центре города сооружать небоскреб". Актер считает, что в блокаду было проще - враг был очевиден, - а сейчас он вроде бы незаметен, подспуден. Скляр сравнил проект башни с "дешевой пластиковой бутылкой с водой без газа посреди изысканно сервированного стола с фамильным серебром и императорским фарфором". "Если эту никчемную сосульку поставят, можно будет сделать с городом все - изменить течение Невы, перестроить Эрмитаж..." Свое выступление актер завершил мастерским исполнением песни  В.С.Высоцкого "Иноходец".
Иосиф Абрамсон (Союз ученых) сказал, что три тысячи людей на митинге сегодня - "не так уж мало при полной информационной блокаде". Он напомнил об обращении археологов к Президенту и зачитал заявление петербургских ученых от 6 октября, а также о сокращении зоны исторического культурного наследия, которое протаскивают государственные чиновники на заседаниях ЮНЕСКО, чтобы Охтинский мыс перестал входить в охраняемую зону. "Мы не верим нашим городским властям. Идут махинации, которые вызывают сарказм у мирового сообщества". Ученый напомнил о том, какая угроза нависла над археологическими памятниками Охтинского мыса - в конце октября археологические работы будут закончены, а памятники будут похоронены под бетонными основаниями башни "Охта-Центра". Иосиф Абрамсон удивлен тем, с каким "носорожьим упрямством" продолжается продавливание этого проекта, как повсюду властвует Мамона и какую нерешительную и молчаливую позицию занимает в этой ситуации РПЦ - ведь башня Газпрома будет подавлять, прежде всего, Смольный собор. "Мы должны продолжать натиск. И я согласен с Амосовым и Ковалевым, нам нужно менять нашу власть" - закончил ученый.
Юрий Шевчук сорвал самые громкие аплодисменты, порвал струну, спев всего один куплет из "Родины", читал стихи о "новой России, вылетающей из меня" и перетянул на себя в итоге всё внимание медиа. "Почему мы здесь собрались? - начал "музыкант Юра Шевчук", - Пиар от хождения на митинги слабоватый: тебя отовсюду вычеркивают... Но если в доме пожар, надо спасать своих родных и близких. А архитекторы и строители Петербурга, и построенные ими дома и ансамбли и есть наши родные и близкие". Художник по образованию Шевчук призвал интеллектуалов, которые "занимаются самосовершенствованием, и которых здесь мало или вовсе нет", вспомнить о чувстве достоинства. "Мы здесь, потому что у нас есть чувство собственного достоинства. Мы не рабы, мы не быдло! Мы не должны сидеть и молчать". А струна у Шевчука порвалась, как сказал Максим Резник, на слове "начальник".
Депутат ГД РФ Оксана Дмитриева заявила, что первый раз пришла на митинг за всю историю своего депутатства. Почему? Потому что "исчерпаны все средства борьбы": Государственная Дума не стала вмешиваться, в ГД силами "Единой России" вопрос строительства "Охта-Центра" не обсудить - просто не включить в повестку заседания. "Нас, депутатов, отправляют в суды. Последнее слово - за народом, за гражданами".
От архитектурного сообщества выступал Святослав Гайкович. Он напомнил, что все 12 тысяч архитекторов в стране (Союз архитекторов РФ) и 1300 архитекторов Петербурга (Собз архитекторов СПб), а также международный союз архитекторов - все выразили свой решительный протест этому проекту. Эксперты высказали свое авторитетное мнение еще четыре года назад. Большого оптимизма в среде архитекторов нет - их не желают слушать и слышать. Но кроме пессимизма у Гайковича был с собой план мероприятий - очень скучный и очень простой одновременно. Десять пунктов, алгоритм того, как вылезать из этой тупиковой на сегодня ситуации (мы их обязательно опубликуем в ближайшее время целиком). Но для того, чтобы их выполнить, нужна крепкая политическая сила. "Где эта сила? Возможно, она есть здесь, среди присутствующих".
На митинге все время пели барды из клуба "Восток". В конце митинга "Атлантов" Городницкого пели бардовские дети хором в майках "Востока".
Александр Карпов (Центр экспертиз ЭКОМ) обратил внимание митинга на стаканообразное новое офисное здание напротив - на углу Гороховой и Загародного проспекта: "А здесь был скверик". И место для митинга, по мнению эксперта, выбрано наглядно: сегодня стараниями властей над каждым зеленым пятном в городе нависла такая бетонная угроза. "Власти города делают его непригодным для нашей жизни и жизни наших детей". Выход из этого Карпов видит в самоуправлении, объединении и использовании успешного опыта тех гражданских инициатив, которым удалось отстоять свои дома и свои скверики. "Объединяйтесь! - вот главный посыл нашего митинга".
Сергей Малков (КПРФ) был намного менее агрессивен в риторике, чем год назад. Он обратился к Матвиенко: "Валентина Ивановна, вы с кем - с Петербургом или с Золотым Тельцом, который превратил наш город в свое пастбище?".
Наталья Евдокимова (Правозащитный совет Петербурга) напомнила собравшимся о том, что губернатор слушает не жителей, а тех кто ее назначил. Также поступают судьи. "Но это наш город, и наше дело правое".
Ольга Курносова (ОГФ, Солидарность) назвала "Охта-Центр" апофеозом чекистской вертикали" и призвала к отставке Матвиенко. "Оставьте в покое наш город! Оставьте в покое нашу страну!" - требовала гражданская активистка.
Кирилл Васильев (КПРФ) считает "экспансию против города результатом деятельности тандема высшей бюрократии и олигархического капитализма". Он назвал Петербург "городом протестующим, сопротивляющимся и побеждающим".
Евгений Козлов (ДГИ) напомнил о том, что "Прокуратура заняла не сторону закона, а сторону Газпрома" и обратил внимание митинга на стенды обманутых вкладчиков, которые держат голодовку протеста.
Борис Вишневский ("Новая газета", Яблоко) сказал, что раны войны было залечивать легче, чем раны градостроительной политики последних шести лет. "Нас должно быть больше на этой площади. Этот город для них [властей]  - враг. И выбор наш прост: или мы, или они. Но это наш город! И нам некуда отступать. Нас здесь собрала не ненависть, а любовь к удивительному живому существу, которому грозит опасность".
Андрей Пивоваров (НРДС) заявил, что нас вовсе не мало, нас много. Просто не все хотят, решаются и могут выйти на площадь. Но нас будет все больше и больше.
Режиссер Андрей Некрасов сказал, что "взрывать город, его горизонт, его образ, могут не только захватчики и террористы, но и некоторые бизнес-планы и бизнес-идеи". И вновь напомнил , что "мы кичимся своей культурой и забываем, что культура - это не музей, это то, что сейчас, а не только то, что было в прошлом. Культура - это мы, это взгляд, это искренность.." И закончил выступление словами Гёте о том, что счастья и свободы, и своей культуры достоин только тот, кто "каждый день идет за них на бой".
Николай Рыбаков (эколого-правозащитный центр "Беллона", "Яблоко") порадовался тому, что "нас становится все больше" и поблагодарил всех, кто пришел. "Ценность нашей акции - объединение многих инициатив и движений". Затем Рыбаков, как рожденный в Петербурге, обратился к губернатору. Все видели ролик с чиновниками, поющими "кто этим городом храним". "Валентина Ивановна, - сказал политик, - вам в управление достался великий город. Вам не нужно его улучшать, только хранить. И вы хранимы этим городом, пока вы его не разрушаете". Затем Николай Рыбаков дал команду отправить в небо принесенную "молодыми яблоками" черную кукурузину. "Если она не взлетит, нам придется ее проколоть".
Но черная кукурузина взмыла в безоблачное небо над площадью. Наблюдающие спорили, что она больше напоминает: червяка, гусеницу или их фекалии?..

http://www.cogita.ru/news/otchety/trehtysyachnyi-miting-v-zaschitu-peterburga