УВИДИМСЯ СКОРО:

18 января 2010 г.

Отзыв на книгу и аудиокнигу Дианы Арбениной «Дезертир сна»


Сухие факты: Диана Арбенина – музыкант, поэт, лидер группы «Ночные снайперы», существующей с 1993 года. В 2007 году была издана ее книга «Дезертир сна», включающая стихи, тексты песен, «зачатки» прозы, фотографии и рисунки. Чуть позже в начале 2008 года был записан аудио-альбом «Дезертир сна. Я говорю», где Диана озвучила 37 поэтических произведений из книги. Часть стихотворений – только авторский голос, часть – исполнена при помощи музыкантов ее группы, которые импровизируют, беря за основу фрагменты из Грига, Шопена, Баха и Моцарта.

Маленькое отступление: Сразу договоримся, что восприятие поэтического материала определяется как твоим внутренним состоянием на момент знакомства с ним, так и всем накопленным жизненным опытом. Поэзия всегда личностна, это, как заметил Бродский, «бегство в сторону необщего выражения лица, в сторону числителя, в сторону личности, в сторону частности». Поэтому субъективность – априори.

Общее впечатление:
ЗАВОРАЖИВАЕТ - вот, пожалуй, главное определение. Можно найти немало шероховатостей, неровностей, стихи – разновелики по своим достоинствам. Но в целом, это – талантливо, это – магия. От этого попросту невозможно оторваться!
Книга и диск – безусловно, разные. В силу личных особенностей восприятия обычно я отдаю предпочтение книге в ее изначальном бумажном виде, ведь зачастую авторское чтение с его акцентами ограничивает собственную фантазию. Но в данном случае аудио-альбом многое высветил более явственно, а частично просмотренное в книге обрело смысл, но главное – создал единый органичный образ и продлил внутреннюю наполненность от текста.

О книге:
Название «Дезертир сна» - кажется мне более подходящим, чем «Созерцательная красота», как сама Диана вначале хотела назвать. Созерцательность предполагает отстраненность, которой я здесь не вижу, а только - полную вовлеченность…
Сама Диана проводит четкую грань между стихами и текстами песен, которые для нее совершенно различные виды творчества - прежде всего по музыкальному темпоритму. За редким исключением стихотворение никогда не станет песней. Поэтому и в книге они разнесены: песни и антипесни. Для тех, кто знаком с творчеством «Ночных снайперов», будет любопытно увидеть знакомую до боли песню на листе бумаги - всплывают дополнительные смыслы, иногда скраденные музыкой, ибо в песне обычно следуешь за мелодией. Образно и одновременно емко написано небольшое предисловие к книге - пресс-секретарю Дианы Юлии Конторовой удалось несколькими широкими мазками выделить существенные, в то числе наиболее спорные, моменты творчества (именно не проанализировать, а обозначить, давая читателю простор для оценок).
Но, конечно, главным в этой книге является поэзия, стихуи, как называет ее сам автор. Собственно, это - сама жизнь с начала 90-х, когда Диана начала писать. Как человек, «болеющий» за Диану многие годы и приблизительно представляющий основные вехи авторской судьбы, угадываю многие жизненные коллизии, нашедшие отражения в стихах – встречи и расставания, потери друзей (в том числе физические), метаморфозы любви. Но это совершенно не означает, что без владения этим «материалом» книга будет неинтересна, скорее – наоборот. Это все – об общечеловеческом…Каждый найдет точки соприкосновения.
Лирика Дианы очень эмоциональна, в ней много боли, но это чувство - не разрушительное, что очень подкупает. Да, «мы обреченно-детальны». Но нет подавленности и беспросветности, нет ничего пугающе-деструктивного.
Во многих ее стихах (не во всех) чувствуется внутренняя свобода, нет позы - «для читателя», поэтому ее тексты столь личностны, порой интимны.
С точки зрения стиля необычны и мелодика стиха, и отсутствие классической рифмы при общей музыкальности текста. Манера письма подчас не отличается лапидарностью, что не мешает отдельным строкам приближаться к афористичности. Обращает внимание, что Диана принципиально не использует традиционную пунктуацию. Как-то на ее интернетовском форуме (а она поддерживает общение с поклонниками) я спросила ее, с чем связано такое неприятие заглавных букв и запятых, и она мне ответила (цитирую): «запятые не принимаю идеологически. они как овцы. заглавные буквы - придуманность. если я уважаю человека вытягивать за уши первую букву его имени - глупость. гораздо лучше пожать руку». Есть и другие варианты ответа на мой вопрос – «жизнь без ненужных запятых как принцип» (так считает пресс-секретарь Арбениной) или предложение читателю самому расставить необходимые акценты.
Своим самым любимым поэтом Диана считает Бродского, и его влияние, безусловно, ощутимо. И не только в стилистике, звуковом строении стихотворной речи, но и в характерном сочетании в поэзии обыденных, сугубо материальных вещей с метафизическим, философским. В целом же, Диана, обладая видимым багажом знаний, лишена чрезмерного перфекционизма, что позволяет ей творить и идти на эксперименты со словом, не особенно оглядываясь на авторитеты.

Но перейдем к Пластинке стихов, как определила диск Диана.
А вот красивый получился альбом! И много у меня придирок, а вот красив и все, ничего не могу с этим поделать! Ритм стиха, музыка, голос в музыке, голос без музыки…
С первых звуков появляется явственное чувство отгороженности от окружающего мира. Ты - словно в уютном коконе слов и звуков, несмотря на резкость и боль ряда композиций. По моим ощущениям, настроение альбома – поздняя осень, и хорошо слушать, когда дождь и рядом какой-нибудь водный источник, все равно какой. Вокруг сырость, а ты по-английски добротно одет и в наушниках разворачивается согревающее действо. Возможно, такой тон задает первое стихотворение альбома «Брэдбери»: «конец войны пришелся на ноябрь./дешевая гостиница. шезлонги./дождь как у бредбери. распятые зонты./и - не поверишь - мерзнут перепонки».
Есть безусловный эффект присутствия живого человека. Плавно течет разговор и кажется, лично с тобой. Шелестят страницы. Некоторым стихам предпосланы комментарии. Один из них такой: есть стихи, имеющие название и адресата, и нет, тогда - «немым». Моя личная градация, конечно, иная. Попытаюсь объяснить.
Первая группа. Не понимаю вложенных смыслов, и не просто фактуру или подоснову стиха (ясно, что истинный смысл большинства текстов, побудительные мотивы их появления, останутся тайной автора), а не ощущаю резонанса в себе. Не могу сказать, что это поток сознания, но настолько - Эго, что вижу один выход - расслабиться и внимать звукоряду, что вообщем само по себе неплохо, ибо звукоряд хорош. Среди таких вещей - «капитанская дочь» (эх, хорошо бы «прекраснейший Дианин друг», которому очень нравится это стихотворение (из коммента) разъяснил бы изюминку!), «горелову», «хоккей».
Ко второй группе отношу все, что вызывает некий внутренний протест. Например, «туземцы», «окопное». Должна сказать, что мне не близка излюбленная Дианина «волчья тема» - этакое вечное противопоставление ощетинившегося существа миру, эти картинки псевдо-силы и героизма, приправленные немного назидательным пафосом. В Арбенинском арсенале есть гораздо более сильные средства, чтобы показать и трагичность, и противоречивость мира, и обнаженность чувств. Или вот «Эспераль» - после объяснения автором обстоятельств создания этого стихотворения почувствовала именно тот приступ тошноты, о котором говорит Диана, иногда лучше не знать «из какого сора…»
К слову, иногда не очень понятен смех чтеца – может, при записи происходило что-то забавное или виной тому личные ассоциации автора, но при прослушивании, например, в веселье на фразе «капли разбуженной боли» (из «посвящается английским борзым») спотыкаешься…
И наконец, самая большая группа стихов - то, что нравится безусловно.
Они тоже очень разные. Это - и сразу вызывающие немедленное острейшее прочувствование, вплоть до физической боли - «ольга» (посвященное погибшему другу), «часовой механизм», «брэдбери». Некоторые в полной мере доходят не сразу, с ними нужно пожить, поспать, идет подспудная работа, и через какое-то время приходят необходимые сопричастия - «одиночество есть», «на елке у Ивановых». Есть просто «добротные» - «я могу уйти», «брамс», «немым (март)», «я опять ушел», «0,4 промиле» и др.
Теперь о «фаворитах».
«Дорогая и Пушкин» - нравится давно, думаю из-за Белкина...(фанаты «Ночных снайперов» меня поймут - все, где мною предполагается этот адресат трогает особо, но это имхо) А вообще стихотворение на все времена – проблема выбора и «развилки» маячит перед нами всю жизнь…
«25 кадр» - не перестают восхищать «плоские блинчики» лиц друзей и как желанна после них любимая подмышка!
И лучшая центральная часть альбома – триада: «абразура»-«drums»-«чинаски».
«амбразура» – яркий пример того, как бросившийся в поля заяц, который «мимо тебя, мимо тебя, мимо…» может перевернуть в тебе все и без «ржавых дул», предателей и мертвых ртов;
drums - красивейшая композиция и с музыкальной, и с поэтической точки зрения:
«веки – в окопы ресниц. хриплю/лидокаином сугроба./я как тебя никого не любил/включая ключицы бога».
Эти «ключицы Бога» поразили с самого первого прочтения книги. Какое трогательное определение, в котором – глубина, обнаженность и тайна! И – аккомпанирующие тревожные барабаны, сменяющиеся совсем противоположной музыкальной темой –
«Чинаски» с его удивительным мелодическим оформлением, придуманным клавишником группы Андреем Титковым и исполненным на рояле. По жизни мне глубоко антипатичен Буковски вместе с его Чинаски, наверное поэтому в книге этот стих я просмотрела. А на диске звучит так нежно, и этот «красный крылатый неоновый конь и покаянная грусть» потом долго-долго не отпускают…
Подводя черту. Альбом показался мне очень разным и по наполненности, и по степени талантливости. На мой вкус, стоило озвучить ряд чудесных вещей из книги «Дезертир сна», таких как «финский», «начинаю скучать», «xxL». Видишь неровности и думается, что можно переделать и то, и это, но прослушаешь целиком (хорошо бы не раз) и ощущаешь удивительную наполненность, с которой идешь в будни, и греет она тебя изнутри. Оседают в памяти и живут потом в тебе эти «тяжесть солнечных эполет», и «профиль орластый», «и странного цвета сны».
Мы замкнуты в своей личности и только искусство позволяет выйти из тесноты своего мира и увидеть иные лики жизни, пережить опыт, который мы бы никогда не испытали (это - не я, конечно, это символисты, мучительно пытавшиеся преодолеть индивидуализм). В поэзии ДА этих ликов, масок, миров – множество. Мы примеряем их на себя, и это расширяет наше сознание, делает свободнее. Не уверена, что счастливее…, однако привносит в наш эмоциональный мир нечто новое. И уж в любом случае, можно просто получить удовольствие от красиво звучащего слова и/или неожиданной цепочки ассоциаций.
И также, как долгое время мы вместе с ДА раскрашивали небо (одна из ее первых песен), так и теперь хочется «распарывать…чтоб не было очень сухо» («брамс»).
А где-то «плачет пан-флейта от верности со-отношений»…


 http://abook-club.ru/forum/index.php?showtopic=31805






Комментариев нет:

Отправить комментарий