УВИДИМСЯ СКОРО:

20 марта 2007 г.

Диана Арбенина: рок-звезда в домашнем интерьере


Лидер группы «Ночные снайперы» рассказала HELLO! о том, как повзрослела — стала нежной, спокойной, вдумчивой. Теперь она «поет шепотом» и мечтает о ребенке.
«Я очень доверяюсь земле, Богу и природе. Глупо как-то перекраивать себя. Если ты рождена женщиной, так неси это»
Группа «Ночные снайперы» — редкий случай, когда андеграундная музыка стала собирать стадионы. А начиналось все в 1993 году с концертов в маленьких питерских клубах, на которых выступал акустический дуэт Дианы Арбениной и Светланы Сургановой. Именно Диане принадлежал проникновенный женский вокал, полюбившийся многим. В 2002-м группа распалась, но Арбениной удалось сохранить «снайперский» дух с его яркими и пронзительными образами, в которых «розы пахнут полынью», а «послушное солнце ложится в объятья неба». Арбенина с детства тяготела к слову и даже поступила на филфак Петербургского госуниверситета. Но музыка все же перевесила и стала главным делом в ее жизни. Сейчас у группы «Ночные снайперы» выходит новый альбом под названием «Бонни&Клайд». Диана пригласила HELLO! в свой загородный дом недалеко от Москвы, где она отдыхает от постоянных гастролей в обществе любимого сенбернара Робеспьера.
— Готовясь к фотосессии HELLO!, вы сразу заявили: никаких бантиков и рюш. Неужели неинтересно попробовать себя в более гламурном образе?
— Рюш не будет никогда, а вот платье, декольте — почему бы и нет. У меня никаких комплексов по поводу своей фигуры нет, и я получаю удовольствие, когда вижу, что нравлюсь мужчинам.
— А что вам кажется наиболее привлекательным в вашей внешности?
— Скулы и улыбка. Я это знаю и иногда пользуюсь, когда кокетничаю с парнями. (Смеется). А общаюсь я практически только с парнями — у меня в группе их четверо. Да и дела вокруг одни мужчины вершат. Хотя женщины тоже толковые попадаются. Вот только музыкой они не должны заниматься. Ведь что такое музыка? Это секс и больше ничего. Ты выходишь на сцену, чтобы заниматься любовью, и должен постоянно нести в себе активный вектор. Очень мало женщин в этом смысле могут конкурировать с мужчинами, потому что дамы по своей природе пассивны. Моя сила превосходит силу обыкновенной женщины, хотя я не мужеподобна. Вот и получается, что парни чувствуют, что я им ровня, но при этом они видят во мне женщину и оберегают меня.
— А то, что вы равны им, приходилось как-то доказывать?
— Никогда! Я очень доверяюсь земле, Богу и природе. Глупо как-то перекраивать себя. Если ты рождена женщиной, так неси это.
— Как вы относитесь к пристальному вниманию желтой прессы и разным слухам о себе?
— Никак. Я не читаю газет и не захожу в Интернет. Я человек ранимый и, если что-то нехорошее прочитаю, очень расстраиваюсь. Люди почему-то жестоки. Они приходят на концерт, вроде сопереживают мне, а потом возвращаются домой и пишут гадости в своих онлайн-дневниках. Так лучше бы сказали все это в лицо. Двуличие — это проявление косности ума и трусости. Если тебе не нравится — просто уйди.
— Для того чтобы ваши слушатели говорили с вами на одном языке, какие книги они должны прочитать?
— Мои песни исходят не от ума, поэтому образы, которые во мне рождаются, совершенно спонтанные. Но «Ночные снайперы» играют музыку не для районов-кварталов-жилых-массивов. И там, конечно, есть самородки, но их очень мало. Я не хочу обижать этих людей, но они априори не могут любить то, что я пою, ведь у них жизнь намного жестче. Я знаю эту публику, потому что сама жила в Магадане, на Чукотке, на Колыме, правда, в совсем иной семье. Вот такой странный мезальянс. Но дело не в этом. Я не считаю, что кто-то должен читать книжки, чтобы понимать, о чем я пою. Я же не энциклопедия. Музыка — это прежде всего восприятие. Есть много людей, которые окончили университеты и жили на Тверских, но у них в головах винегрет из полученных знаний. Мне нравится Шукшин — человек, который сам себя воспитал, и не нравится Чернышевский, который был прекрасно образован, а написал такую чушь, как «Что делать?».
— Кто же у вас любимый писатель?
— В школе любила Тургенева. Родители, когда принесли меня из роддома, тут же всю кроватку обвешали буквами и слогами, поэтому читать я научилась рано, в три года, и читала запоем. Помню, в школьной библиотеке разрешалось выносить всего семь книг, а я выносила десять, потому что подружилась с тетеньками библиотекаршами. Моя любовь к чтению до сих пор помогает мне в жизни, хотя бы в том, что мне никогда не бывает скучно в одиночестве.
— В 2005 году вы получили звание заслуженной артистки Чечни вместе с Пьером Нарциссом и Филиппом Киркоровым. За какие заслуги?
— Просто за то, что приехала в Чечню и спела свои песни. Я полетела туда одна, мои пацаны отказались. Честно говоря, и я очень боялась — думала, убьют. Концерт проходил на огромной площади, было море людей, но очень пахло войной, порохом и кирзовыми сапогами. Когда я спела последнюю песню, на сцену вышел премьер Сергей Абрамов и сказал, что награждает меня званием заслуженной артистки Чечни. Я, конечно, обалдела от неожиданности. Еще удивило, что там есть фан-клуб «Ночных снайперов», с которым я до сих пор поддерживаю связь, хотя кто-то из них уже погиб, ведь там все еще идет бессмысленная война.
— А вы готовы погибнуть за идею?
— Мне кажется, я могла бы умереть не за глобальную идею, а просто прикрыть собой кого-нибудь, подставить свою спину. На баррикады я бы точно не полезла. Хотя стрелять я люблю — из пистолета, винтовки. Думаю, надо будет скоро пополнить свой домашний арсенал. Я ж за городом живу, а там всегда существует опасность, поэтому мне надо защищать своих близких и друзей.
— Я была на концерте «Ночных снайперов» 8 июля, в день вашего рождения, и видела рядом с собой плачущих девочек. Почему они плачут?
— Значит, их трогает то, что я делаю, и не важно, девочки это или мальчики. Главное, что это люди с открытой душой. Кстати, в день рождения всегда тяжелее играть концерт. Я всегда так незащищенно себя в этот день чувствую, самое лучшее — это выходить на сцену или прятаться от всех, но прятаться я не умею, так что приходится петь.
— С возрастом у многих женщин появляются страхи, опасения. Как у вас с этим?
— Абсолютно нет никаких страхов. Я стала более спокойной, вдумчивой, нежной, пою шепотом. Когда начинались «Снайперы», то все рвалось наружу, а сейчас надрыв души глубоко спрятан. Каждый человек — это мегаполис, вселенная, и я постоянно за собой наблюдаю, пестую в себе хорошие проявления, угнетаю плохие. Я всегда начеку, и это дает мне возможность быть честной. Но природа и возраст все-таки дают о себе знать. Например, я очень хочу ребенка и чувствую, что время уже уходит. Вот два-три года назад мне бы такое и в голову не пришло, а теперь я знаю, что ребенок у меня точно будет и ничего не может этому помешать.
— Вы хотите увидеть в ребенке продолжение себя?
— Нет, хочется его обнимать, целовать маленькие ручки-ножки, заботиться о нем. У меня большой опыт воспитания детей — мой брат младше меня на 12 лет. Я его кормила, пеленала, стирала пеленки, ведь тогда еще не было памперсов. Ему сейчас 20, мне 32, и я его люблю, пожалуй, больше, чем родителей.
— А кандидат в отцы вашего будущего ребенка уже есть?
— Конечно есть, и он готов к этой роли. (Смеется).
— В юности вы были замужем за Константином Арбениным, лидером группы «Зимовье зверей»…
— Так мимолетно, что не стоит об этом вспоминать. Это была игра, но от брака остались фамилия и, главное, дружба. Чем дольше я живу, тем больше понимаю, что между дружбой и любовью надо выбирать дружбу, потому что страсть проходит, а дружба — это та же любовь плюс сильное плечо, на которое ты всегда можешь опереться.

Текст: Валерия Вальцова
Фото: Николай Лебедев
Стиль: Алексей Казаков
Make-up: Татьяна Самаркина

 http://hello.ru/articles/arbenina.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий